Райолинн

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Райолинн » Верс – столица » Таверна в криминальном районе


Таверна в криминальном районе

Сообщений 91 страница 114 из 114

1

Типичная грязная таверна-ночлежка в бедном и сильно криминальном районе города. Публика соответствующая. Хозяин сам бывший вор или грабитель, потерял левую ногу по колено, на "сбережения" открыл таверну. Имеет весьма обширные связи в криминальных кругах и с тайной службой королевства. Торгует краденым, передает взятки. Названия у таверны нет, поэтому все зовут её по имени владельца - хромой Тойб.

0

91

- Да что б тебя кентавры гнули табуном! - выругался Лис, одним рывком одолевая последние ступени. Несмотря на злость, он даже в чём-то восхищался чутьём на опасность вышибалы - а кто это ещё мог быть - сложившего из пропавшей внизу служанки, замолчавшего трактирщика и пары странных мужиков, зашедших в трактир картинку приближающейся виселицы. Но это восхищение ничуть не уменьшало пришибить этого подозрительного идиота, запоровшего такой хороший план. Откуда донёсся столь громкий вопль сейчас чётко понимал не только охотник, но и, надо думать, полквартала, Потому, перескочив через перила, Лис взмахнул рукой, словно толкнув ладонью воздух в сторону ближайшей стене двери. Из-за злости силы он в удар сложил даже с избытком, потому дверь с грохотом распахнулась, вырвав засов и провиснув на ослабевших петлях.

- Вот ублюдок...
В комнате уже клубился дым - тлело от упавшей свечи одеяло, видимо, сброшенное с храпящих на кровати пропойц. Вышибала, устроивший весь переполох, уже вылез в окно и, похоже, встал на крыше первого этажа, собираясь захлопнуть ставни. Так, с разведёнными руками, он и взлетел в воздух, когда брошенный и вдобавок ускоренный силой табурет выбил окно и с хрустом врезался ему в лоб, только мелькнули в воздухе сапоги. Лис не был уверен, хрустнуло это дерево, или кости, но услышав грохот упавшего тела внизу он заорал, пусть и не столь звучно, как вышибала:
- Да ты ж пожар и устроил, злыдень косомордый!!! Бей его, народ, он нас всех по миру хотел пустить, висельник упитый!!

Слабенькое пока ещё пламя метнулась вслед пролетевшему снаряду, и задрожало на задувающем в комнату ветру, требовалось срочно принять меры, пока уловка этого идиота, судя по всему, не особо заботившегося о жизнях постояльцев и своих подельников, не стала правдой. Однако выбросить одеяло вслед за неудавшимся поджигателем Луис уже не успел - справа из тёмного коридора метнулся силуэт, быстро и бесшумно, совсем не так, как подобало бы разбуженному среди ночи и не протрезвевшему ещё гуляке. Лис среагировал инстинктивно, как делал всегда в узких коридорах и пещерах при появлении новой угрозы - сложил ладони вместе, отбрасывая силой неизвестного к стене. Встал в защитную стойку, держа правую ладонь перед собой, а в левой зажав выбранный заранее камень на случай, если и дальше общение пойдёт столь же агрессивно.
- Где этого ведьмака только демоны носят...

0

92

Варрен слушал Эсту краем уха - он ни на грош не верил в то, что ей удастся сходу разговорить трактирщика, если тот что-то знает, а если не знает - то тем более. чего он ей расскажет?
- В таких делах и пятьдесят красивых девочек ничего не добьются - у денег может и не такая нежная кожа и красивая фигурка, но они, как правило, побеждают.

- ПОЖАР!!! Горим! - понеслось откуда-то из другой комнаты.

- Это еще чего? - удивился ведьмак, и прислушался. Вылетать быком на арену в коридор он не хотел, как говорится - "шустрая вошка первая на гребешок идет". Лучше чуть-чуть подождать. Ну, а пока можно было дать краткий инструктаж.
- Сиди тут и не бойся. Если это и пожар, то его рано заметили и сейчас потушат... - тихо прошептал он Эсте.

Буквально через секунду дверь напротив распахнулась и кто-то с легким стуком подошв пробежал вперед. Не тяжелый топот, а легкие, видимо, женские шаги. Почти одновременно в конце коридора, где-то поблизости лестницы, послышались крики и треск ломаемого дерева. Бегущая еще не добежала до поворота коридора, как дверь рядом с комнатой Варрена стала отпираться и кто-то - возможно, те самые любители пива и рыбы с тощими мордами снизу - осведомился, горим ли всерьез.

- Вылазь через окна, лестница горит! - заорал Варрен, распахивая дверь и шагая вперед. Приоткрывшуюся дверь он с размаху пнул ногой, захлопывая. Спина бегущей девушки впереди мелькнула, скрываясь было за углом, но Варрен уже выхватил цепь и, замахнувшись цепью, рванулся вперед, нанося захлестывающий удар, стремясь спутать бегунью...

Отредактировано Варрен (31-01-2012 01:26:49)

0

93

Крик, оповещающий всех посетителей и живущих в таверне о том, что начался пожар, Эста услышала отчётливо - казалось бы, как такое можно было не заметить, если оно по своему определению было нацелено на как можно большее количество людей. Если бы девушка успела пообщаться с Агрисом больше, а вернее, услышала бы, как он говорит, возможно, она смогла бы разобрать, что это именно его голос, но сейчас это не было ей под силу, к тому же, об обладателе голоса лекарь даже не задумалась. Однако, она не сразу поняла, что именно случилось, точнее, не до конца осознала это. Возможно, не достаточно вслушалась в слова и, хоть и посчитала их чем-то необычным - в подобной тишине, что была за окном, любой громкий звук должен был бы привлечь внимание и заставить опасаться, что что-то произошло - потеряла к ним интерес. Но - это было лишь на мгновение, долю минуты, после которой Эста наконец смогла понять, что случилось действительно нечто серьёзное. Возможно, на это повлияли действия и слова мужчины, что просил её сохранять спокойствие. Конечно же, от этой фразы сердце лишь стало биться быстрее и паника - усиливаться. Хотелось совершить что-нибудь глупое - к примеру, попытаться рвануть через дверь к выходу, однако, если пожар действительно был, главный вход наверняка мог быть охвачен огнём и пытаться бежать через него было бы бессмысленно.
  Тем временем за окном стали появляться и другие голоса, скорей всего, местных жителей, которые заметили пожар или просто услышали крик, доносящийся из таверны. Значит, что-то на самом деле действительно случилось и нужно было побыстрее выбираться из таверны. Оставаться здесь дольше было бы опасно.
  Лысый предложил вылезти через окно - и лекарь стала сомневаться, стоит ли это делать. Глядя свысока, казалось, что до земли было около трёх - возможно, чуть меньше - метров. Эста не имела хороший глазомер и точно сказать не могла - единственное, что ей было понятно, что сейчас это было единственным выходом, однако, неудачное приземление могло закончиться очень плохо. Никаких кустов или мягкой травы под окном, что могли бы сделать падение более безопасным, не наблюдалось.
  Но запах дыма чувствовался - частично из-за слишком большого воображения лекаря. Нужно было решаться - либо прыгать сейчас, либо не делать этого вообще и искать другой выход вроде запасной лестницы. Вздохнув, девушка решилась на первое. Мысленно извиняясь перед Барсорусом за все совершённые грехи, девушка резким движением спрыгнула вниз, пытаясь приземлиться как можно более удачно.
  И приземление произошло. На несколько секунд Эста просто замерла, не открывая глаз, будто дожидаясь, что произойдёт что-нибудь страшное. Но - ничего не случилось. Холод - а на улице действительно не было так уж жарко, к тому же, времени на то, чтобы искать плащ не было и теперь лекарь находилась в тонкой ночнушке - позволил вернуть все чувства. Скорей всего, кожа на ладонях была содрана. Возможно, ушибла ногу - сейчас она немного побаливала. Но, самое главное, лекарь была жива и почти в полном порядке. Об остальном можно было волноваться потом.
  А сейчас нужно было подумать, что делать дальше. С одной стороны, именно сейчас можно было убежать. Однако, место её проживания было известно, а, значит, уйти далеко она не смогла бы все равно. Стоило ли сейчас просто стоять и ждать? Да, возможно. Пока девушка не до конца определилась, что именно ей делать, она постаралась примкнуть к кучке людей, чуть поодаль от таверны.

0

94

Крики и ругань за окном нарастали. Первые бегущие на пожар уже почти добежали до здания, от них до дверей - пара шагов. Те из них, кто бежал с одной стороны улицы, заметили сваливающегося по крыше кухни Агриса и горящее одеяло вместе с ним.
- Горим! Тушите!!! - заорали они втройне. Самые резвые повернули вбок, оттащили оглушенного вышибалу в сторонку, а сами стали топтать, засыпать песком и заливать одеяло.
Еще несколько столпились около двери, готовясь войти.

Из-за темноты и дыма, к тому же второпях, удар Лиса по Лани был не очень точным и не слишком сильным - девушку отбросило к стене, но не оглушило. Ударившись спиной, она села под стенкой на пол. Это резкое движение спасло её от цепи - та хлестнула по стенкам в повороте коридора на уровне её плеч - то есть над головой сидящей. Самый конец цепи задел правую руку на запястье, вызвав резкую боль - цепь же серебряная.

Сидящие в комнате около Варрена поняли его верно - распахнули ставни и стали выбираться. Они были половчее Эсты и помогали друг другу, так что спрыгнули благополучно - даже пяток не отбили.
Самой же Эсте удалось  приземлиться относительно нейтрально - содранные ладони не в счет. Её, как и спускавшихся из окна рядом мужчин, приняли за жертв пожара. Женщина лет пятидесяти, круглая и бойкая, чуть пониже Эсты, на ходу сдернула с себя пуховой платок и накинула на плечи девушке:
- Замерзнешь же, горемычная... - чуть нараспев, низким, приятным голосом добавила она. - Хорошо что вовремя вышла... Сейчас погасят, смотри сколько народу набежало.

Отредактировано Master of the Game (01-02-2012 00:38:39)

0

95

Похоже, не одна Эста решила выбраться из таверны через окно. Наиболее быстрым - и, сравнивая с горящей лестницей, относительно безопасным - способом это сочли и двое мужчин. Девушка не помнила отчётливо их лиц, однако, так как в таверне не было так уж много людей, могла догадаться, что это были те, что сперва сидели снизу, в главном зале, а после, очевидно, заняли комнату рядом с той, в которой была лекарь. Они спустились довольно быстро и по тому, что встали они почти в тот же момент, как и приземлились на землю, можно было судить, что спуск прошёл хорошо и увечий никто не получил. Сама же Эста, хоть и до сих пор ощущала небольшую боль в ногах и жжение в ладонях - последние было бы хорошо промыть холодной водой, чтобы устранить боль и смыть налипшую во время падения грязь, чувствовала себя вполне живо. Сейчас даже больше, чем боль, ощущался холод - терпимый, но все равно неприятный. К таверне устремилось довольно много людей, очевидно, местных жителей, которые старались всеми способами потушить пожар. Только сейчас девушка заметила, что все дома вокруг были похожи и стояли достаточно близко - если бы огонь со здания таверны перекинулся на одно из них, большого пожара избежать было бы сложно. Сперва лекарь подумала, что могла бы помочь чем-либо, однако, поняла, что будет лишь мешаться под ногами, если решит что-либо предпринять. Её руки не были настолько сильны, чтобы достаточно быстро носить тяжёлые вёдра с водой или песком, а без нужных принадлежностей помочь тем, кто получил ожоги, тоже было бы сложно. Сейчас всё, что она могла делать - это стоять.
  Удивительно, но идею о побеге в данный момент Эста отбросила. Решила ли, что её все равно смогут найти, даже, если она укроется? Хотела попытаться хотя бы своим присутствием поддержать всех, что сейчас пытались попасть в таверну и потушить огонь изнутри? Была просто слишком уставшей, чтобы куда-нибудь бежать? Скорей всего, точного ответа на этот вопрос не было - частично все эти варианты были правдивыми. К тому же, из таверны явно вышли ещё не все. В здании должно было быть ещё по крайней мере несколько человек. В таком случае, любая помощь могла пригодиться. Как бы не хотелось, девушка не могла просто так сорваться и уйти.
  Какая-то женщина, очевидно, заметила, как Эста выбиралась из таверны и накинула ей на плечи пуховой платок. Несмотря на то, что он прикрывал лишь малую часть, теплее действительно стало.
  - Спасибо вам, - лекарь постаралась улыбнуться. Нужно было кое-что уточнить. - Скажите, а сколько людей уже выбралось, кроме меня?
- Да кто ж знает... - женщина пожала плечами. - Вон двое лезут, соседи твои... Говорят, с той стороны еще один вылез в окно, но расшибся сильно. А сколько там еще - кто ж знает?
  Кто именно вылез, она сказать не могла, но было ясно, что в таверне до сих пор оставалось достаточно людей. Это было понятно - тех, кто на первом этаже, огонь настиг быстрее и выбраться через окна или дверь им было сложнее, значит, нужно было сперва подняться наверх, при этом теряя достаточное количество времени. Хромому хозяину таверны это было бы сделать сложнее всего, так как он медленно передвигался, но и здоровому человеку это не далось бы так легко.
  Почему этот лысый не выпрыгнул через окно? - нельзя было сказать, чтобы судьба мужчины особо заботила Эсту, особенно после всех высказанных им угроз в её адрес и после использования им цепи, следы от которой до сих пор давали о себе знать. Однако, его поступок девушке был не до конца понятен. Решил ли он помочь остальным, что попали в пожар? Это казалось слишком уж благородным, а, значит, была и другая причина, которую лекарь не знала. Стоило ли вообще за него волноваться? Пожалуй, что нет. Если он решил, что способен на поступок, что заставил его выбежать в коридор - каким бы он ни был, значит, был уверен, что потом выберется. Или был просто не в своём уме.

+1

96

На секунду отвлекшись от противника, Лис глянул в сторону и взмахом руки отправил горящее одеяло за окно, крикнув для верности:

- Осторожней там внизу! Вот это вот потушите!

Теперь, когда угроза пожара, вроде бы, миновала, можно было вернуться к делам. А именно - к врагу, потому что вряд ли бесшумно и быстро проскользнуть мимо него попытался бы обычный напуганный постоялец. Разве что ему попался какой-то совсем уж невероятный вариант, вроде немого скорохода, но Луис вообще редко верил в совпадения, а в такие - тем более. Потому предпочёл действовать наверняка. И хотя с улетевшим одеялом света поубавилось, но сквозь выбитое окно светила луна, да самые слабые отсветы с первого этажа откуда-то из коридора. Тем не менее, он едва видел один лишь силуэт, и пытаться попасть в голову, пожалуй, было бы слишком рискованно - потому он просто поднял руку и ещё раз ударил человека спиной о стену, на этот раз сильнее, потому что бил уже не навскидку. После чего Лис позвал, ещё раньше заметив блеск тянущейся из коридора цепи:

- Эй, ведьмак, посвети, надо глянуть, кто нам тут попался такой шустрый. Да пойдём искать быстрей - комната этой девчонки напротив твоей. Больше у нас сейчас всё равно ничего нет.

Сам он осторожно, боком, начал двигаться вдоль перил, чтобы держать в поле зрения и потерявшего сознание человека, и коридор - снизу угрозе взяться было неоткуда, а топот чересчур рьяных огнеборцев он услышал бы заранее. Оставалось надеяться, что Варрен появится сразу, а не предпочтёт закончить то, чтобы он там ни начал за это время делать с медичкой.
В любом случае, судя по шуму и крикам внизу, свалить всё на вышибалу и доказать, что нет тут никакого пожара - не удалось. "Ох уж эти мне городские, трясущиеся за свои дома - одна упавшая свечка, и два квартала поднимаются на уши. В деревне, в конце концов, дома ставят подальше, огонь угрожает одному двору, а люди сбегаются помогать по дружбе, а не боясь за свою шкуру. Одно слово - город..." - Подумал он мрачно.

Отредактировано Лис (03-02-2012 00:19:11)

0

97

Варрен увидел, как девушка отлетела и ударилась о стену. Такая манера была ему знакома - точно так же Лис отправил сквозь двери в коридор в замке вампиров одного из них. Так что теперь Варрен в три широких шага добежал до девушки, коленом прижал одну её руку к стене и резко стал наматывать цепь на вторую. Девушка резко, непроизвольно дернулась и вскрикнула, и Варрен увидел, как на её запястье, на которое он наматывал звенья цепи, появились легкие ожоги.
- Что ни день, то удивление... - пробормотал он, и тут же, не тратя время на допрос и выяснения, кто она, сильно и резко ударил её под скулу рукой. Так, чтоб её голова мотнулась назад, и девушка потеряла сознание.
- Что за шум, какого черта происходит? - спросил Варрен, видя в коридоре Лиса - ему, в отличие от напарника, темнота не мешала. Задавая вопрос, он не отвлекался от дела - быстро запихал цепь под нагрудный ремень, попутно оглядывая девушку и раздумывая, может ли она быть той, кого они ищут.
- Да так, незапланированные народные гуляния у костра. Костёр, правда, не получился, и скоро там внизу это поймут. Короче: я потряс старика внизу - девчонка и впрямь здесь, во всяком случае, была. Однако вышибала не оценил моих усилий и решив, что самый умный, заорал про пожар, решил собрать народ. Такие вот пироги...
- Херово... - подвел итог оперативного совещания Варрен. - Так, из всех обитателей таверны она - самый близкий по внешности подозреваемый. И вообще пока единственный. Забираем её и уходим через окно... В моей комнате, или рядом. Тебя, я так понял, подозревают в нехороших вещах? Как спустимся - сразу исчезай. Если потеряемся - встретимся или у Эсты, или в гостинице. Всё, ходу...
- Ну почему "меня"? Скорее уж нас обоих, мы пришли почти одновременно, искали одно и тоже, а этот старый хрен достаточно умён, чтобы сложить картину вместе. Потому сматываемся вместе. А это, если что, моя сестра, надышавшаяся дыма, которую мы спасаем и тащим к доктору. Можно даже к одному знакомому доктору... на опознание... - проговорил Лис. Не обсуждая пока этот вариант и справедливо полагая, что надо сматываться быстро, это и так ясно, Варрен двинулся вперед.

Подхватив "добычу", Тит добежал до своей комнаты, уложил бесувственную девушку на кровать, сгреб свои вещи по карманам, нацепил ножны и аккуратно вылез наружу. Сидя на подоконнике и снова взяв "подозреваемую" на руки, ведьмак тщательно прицелился, рассчитал прыжок и постарался поаккуратнее соскочить вниз. Прыжок вышел в принципе хорошим, но боль в спине вновь отозвалась - ведьмак заскрипел зубами, но смог удержаться на ногах без криков и ругани. Лис, спрыгнувший следом, приземлился налегке и куда удачнее - он и не поморщился.
- Дорогу, люди... дайте воздуха. Девушка дыма надышалась, сознание потеряла... - с этими словами Варрен попытался отнести девушку подальше в сторону.

Отредактировано Варрен (05-02-2012 20:03:20)

+1

98

От удара Лани потеряла сознание - теперь она не сопротивлялась тому, что её куда-то тащат. Со стороны, в сумерках, к тому же пока синяк на скуле не проявился, она и впрямь выглядела просто упавшей в обморок.

Толпа, чуть замешкавшись и убедившись, что дым из-под двери не валит, махом распахнула дверь. Если там и был засов - когда на дверьн авалилось сразу полдюжины плеч, никакой засов бы не устоял. Минимум с десяток добровольных пожарников ворвались внутрь и оттуда донеслись их тревожные возгласы:
- Ух ты, Тойб-то без памяти! Тащите его наружу! Что тут происходит?! Девчонку отвяжите, и в сторону её... Наружу, наружу всех их, а я наверху проверю, вдруг кто еще остался! - слышно, как большинство добровольцев начинают носиться по таверне, обыскивая комнаты в поисках источников дыма и пламени. Сразу пятеро или шестеро поднимаются наверх, здоровый парень вытаскивает на плече пока не пришедшего в себя Тойба, другой ногой ломает перила, к которым прикручена Фальция.

- Кажись, и кони скачут... Явились, не запылились... - произнес тот, который выводил Тойба. - А то как нужны, их не дождешься...
- Эвона молодцы какие... И девушку внутри не оставили... - одобрительно кивнула женщина, одолжившая Эсте платок. - Не то что эти проныры, что первыми вылезли...

0

99

Очевидно, пожар получить пока не получилось. Либо огонь был слишком силён, либо воды, песка и человеческих усилий здесь было недостаточно. Хотя насчёт последнего были сомнения - несмотря на то, что толпа около таверны и на мгновение замешкалась, как только они поняли, что прямо за дверью огненного столпа им можно не опасаться, они распахнули дверь и часть из них сразу же ворвалась в помещение. Их смелости Эста не могла не удивиться. То, что они так бесстрашно пытались залить здание водой, можно было объяснить - если бы они этого не сделали, не потребовалось бы и часу, чтобы весь район был охвачен огнём, а там уже предотвратить катастрофу или хотя бы забрать какие-нибудь пожитки было бы очень и очень сложно. Однако, эти люди не просто тушили пожар. Они пытались, рискуя своей жизнью, найти всех, кто ещё оставался внутри, в том здании и попытаться вынести их на улицу, чтобы спасти.
  И - буквально через несколько мгновений, как они попали в таверну, послышались возгласы, повествующие о том, что кто-то живой там ещё был. Разобрать, кто именно, пока у лекаря не получилось - самоизбранные пожарники перекрикивали друг друга и разобрать можно было только отдельные слова, однако, можно было понять, что сами эти люди выйти из здания не могли, а, если могли физически, то им, возможно, блокировал путь огонь или мешало перемещению что-либо другое. Очевидно, часть из них отправилась наверх, чтобы узнать, нет ли кого на верхних этажах. Совсем скоро, с помощью какого-то здорового парня, удалось вывести на улицу Тойба. В себя, он, очевидно, ещё не пришёл - однако, лекарь надеялась, что он был жив и лишь без сознания.
  Однако, постояльцы верхних этажей - или те, кто случайно там находились - совсем скоро дали о себе знать. Девушка сперва не обратила на это внимание, однако, возгласы остальных, что стояли на улице, заставили её присмотреться к силуэтам, что также, как минутами назад это сделала Эста и двое мужчин-соседей, выпрыгивали из окна. Почему-то её даже не удивило, что один из низ, державший кого-то на руках, выпрыгнул из окна той же комнаты. По телосложению больше всего он был похож на уже, можно сказать, старого знакомого девушки либо на одного из добровольцев. Когда мужчина стал продвигаться вперёд, стало понятно, что у него на руках - девушка, очевидно, без сознания.
  Лани! - в голове мгновенно мелькнула лишь одна мысль. Эста не могла с точностью определить, что это была она, однако, ни один из постояльцев не был так на нё похож. Была ли она без сознания? Или... О более худшем варианте не хотелось задумываться. В одно мгновение лекарь хотела, отдав платок женщине, поспешить за ними, однако, инстинкт не дал ей пошевелиться. Пока она следила за мужчиной лишь глазами, однако, готовясь начать двигаться, если он потеряется из виду.

0

100

"Так, из гостиницы выбрались без потерь, и это уже хорошо" - подумал Лис, вставая после приземления. Изнутри таверны уже доносился шум, похоже, народ всё-таки переборол страх и решился вломиться в двери, а значит, пора уходить ещё дальше. - "Старика я вырубил надёжно, а девчонка вряд ли сейчас в том состоянии, чтобы описывать обидчиков, но уверенности-то нет. Эх, знать бы наверняка, что это действительно воровка."

Оглядываясь в поисках возможной угрозы, охотник заметил медичку, судя по всему, успевшую выбраться из таверны раньше них, а теперь стоящую поодаль, в толпе. Разумеется, Эста тоже их заметила - вытянув шею, она, похоже, пыталась разглядеть девушку у ведьмака на руках. А поскольку других надежных свидетелей поблизости не было, такой способ проверки был даже лучше всех прочих. Выбравшись вперёд и наклонившись над взятой в таверне "добычей", Лис, как сумел, сделал лицо потревожнее и крикнул, с отчаянием (ну тоже, как сумел) оглядывая толпу:
- Ей совсем плохо! Лекарь, здесь есть лекарь? Срочно нужна помощь!"

Я... Есть лекарь! - немного запинающимся голосом отозвалась Эста, подняв руку и привлекая к себе внимание. Похоже, она сделала это просто по привычке, должно быть, не в первый раз оказываясь в такой ситуации.

Слегка толкнув локтем Варрена, указывая нужное направление, Лис быстрым шагом направился к ней, воскликнув:
- О, как нам повезло, что вы оказались здесь! Она надышалась дыма наверху, вы должны ей помочь! - И тут же крикнул уже иным тоном, обращаясь к толпе вокруг: - Дорогу, дорогу! Дайте нам пройти, пока ещё не поздно!

За всем этим балаганом он тщательно следил за Эстой, стараясь не сводить глаз с ей лица. Если она действительно узнает девчонку, рассмотрев её вблизи, то больше никаких доказательств и не нужно. И в этом случае. Можно хоть прямо отсюда бежать с добычей к барону, при желании, захватив по пути с собой и Эсту.

0

101

Вынеся девушку и слушая, как Лис зовет лекаря, Варрен не старался делать лицо встревоженным - оно у него и так было напряжено, но в связи с тем. что Тойб и подавальщица, да и вышбала, остаются где-то рядом. Нужно было быстро уйти.

- Её нужно отнести к доктору, кажется, в такой ситуации нужно напоить её каким-то отваром... Но я не помню каким. Дорогу. расступитесь! - и Варрен начал проталкиваться через толпу. Краем глаза он видел Эсту, но решил пока не подавать вида. Идти все равно надо было прямо к ней, раз уж так сложилось - раненую надо нести к врачу.

На ходу, держа на руках бесчувственное тело, вернее, тельце - в девушке на вес не ощущалось и пятидестяти килограммов - Варрен оглядел девчонку в поисках чего-либо любопытного. Из такового обнаружился небольшой кинжал в голенище сапоге, укрытый так, что не бросался в глаза - Варрен увидел его лишь потому, что ждал чего-то подобного, и небольшпя холщовая сумка на поясе. Ну, и меч в ножнах, тоже закрепленный на поясе. И если кинжал был малоинтересен, всего лишь средство самозащиты, нормальное в таком районе, то вот сумку стоило исследовать. В ней угадывалось по контурам нечто угловатое, крупное, в принципе, могущее оказаться шкатулкой. А может быть, и не шкатулкой, а книгой, скажем. Или вовсе другой шкатулкой, не связанной с происходящим.

Поэтому пока Варрен не совершал ничего резкого, а спокойно понес шагом в сторону дома Эсты вытянувшуюся у него на руках девушку.

Отредактировано Варрен (05-02-2012 20:04:20)

+1

102

Толпа расступилась, пропуская Варрена с девушкой на руках и Лиса. Женщина, давшая Эсте платок, покачала головой и сказала:
- Вот бедняжка... Ну ничего, доктор поможет...

Тойб, вышедший из дома с помощью парня, еще не пришел в себя - сел и мотал головой, глядя в землю перед собой. Агрис был в еще худшем состоянии, он еще не мог даже сесть. На лбу его явственно проступил здоровый кровоподтек от табуретки, да и затылком он, по всей видимости, ударился неслабо. А в таверне послышались тонкие всхлипывания Фальции и успокаивающий голос кого-то из "пожарных". Видно было, что сразу несколько из них поднялись наверх и бегают там по коридору и конатам, разгоняя остатки дыма.

Один из выбравшихся из окна, воспользовавшись поводом не платить, ускользнул вбок, в переулок, не привлекая лишнего внимания. другой пока топтался в толпе, но явно собирался последовать за товарищем.

0

103

Разве Эста могла не привлечь к себе внимания? Пожалуй, если бы она обдумала свой поступок заранее, не стала бы этого делать и лучше промолчала бы, надеясь на то, что среди толпы найдётся другой смельчак, более того, с должным образованием, чтобы помочь Лани. Если, конечно, это на самом деле была именно та девушка, за которую лекарь её сейчас приняла, а не просто одна из постояльцев таверны, что , к примеру, заснув, не успела избежать пожара и, надышавшись опасным газом, потеряла сознание. Однако, она действительно прождала несколько мгновений перед тем, как громким возгласом и поднятой рукой показать, что лекарь здесь действительно есть и он готов прийти на помощь в любое мгновение, когда это потребуется. Правда, разве это имело смысл, если двое, что это спрашивали, и так знали, что среди толпы есть медичка? И, что, скорей всего - как и произошло - она не сможет не отозваться?
  На неё обратили внимание сразу же. Толпа, стараясь не мешать, расступилась - хоть и медленно, не особо желая этого делать - пропуская вперёд мужчину с "пострадавшей". Эста же постаралась более внимательно разглядеть её лицо. Издалека сделать это было почти невозможно и она могла ошибиться - однако, вблизи никаких сомнений, что это была именно Лани, не было. И то, что она просто заснула и поэтому надышалась дымом, теперь казалось самым бессмысленным вариантом. Конечно же, удивление проявилось на лице Эсты. До последнего момента ей казалось - а, скорее, она надеялась - что ошиблась и увиденное восприняла неправильно. Однако, она совсем скоро вернула своё самообладание.
  - Благодарю вас, - кивнув и слегка улыбнувшись, девушка вернула пуховой платок его хозяйке а сама, вновь оставшись лишь в одной ночнушке, направилась к дому - а сомнений, что двое мужчин сейчас шли именно туда, не было. Однако, даже, когда они отошли на расстояние, достаточное для того, чтобы толпа не услышала ничего из сказанного, Эста продолжила молчать. Не было абсолютно никакого желания что-либо говорить.

+3

104

"Попалась!" - констатировал Лис про себя, слабо улыбнувшись, так, чтобы не заметили со стороны. Эста узнала "спасенную из пожара" девушку, значит, все неприятности были не зря. - "Правда есть ещё одна проблема: нам-то нужна и шкатулка тоже. А ну как она её бросила там внутри, и сейчас какой-нибудь ушлый мужик из добровольных героев её прикарманил, как скромную плату за своё геройство? Впрочем, будем надеяться на лучшее - сбегала девчонка явно не в панике, целеустремлённо, значит или сокровища были при ней, или она их хороша запрятала. Придёт в себя, разберёмся".

Двигались они теперь явно к дому Эсты, причём сама она покорно шла следом, не делая больше попыток сбежать. То ли за время их общения в таверне Варрен успел ей внушить, что так поступать совсем нехорошо, то ли не хотела оставлять преступницу наедине с двумя опасными типами. Или действительно хотела ей помочь, на случай, если та и впрямь надышалась дымом, или же эти самые опасные типы взяли её в плен излишне травмирующими методами.
До рассвета уже было не так и долго ждать, а значит, вскоре на улицах появится всё больше и больше людей. К счастью, идти было не так уж далеко, однако и задерживаться без необходимости тоже нигде не стоило. В каком-то смысле им повезло, что Эста шла сама, а не пришлось волочь её следом силой или нести на плечах.

Кроме того, Лис чувствовал некое облегчение от того, что их действия теперь уж точно оправданы перед законом, если кто-то решит задавать вопросы - преступница в руках, а всё прочее они совершали лишь для её поимки. Впрочем, охотник был почти уверен, что в случае конфликта со стражей сможет отпереться от любых обвинений - а в крайнем случае, всегда можно покинуть этот негостеприимный город в спешном порядке - но так оно было как-то спокойнее. Подумав про Ирбис, он негромко произнёс:
- Может, руки ей связать? А то ещё попробует помахать кинжалом или ногами - она довольно шустрая.

0

105

Пройдя метров сорок изавернув за первый угол, Варрен остановился. Поглядел на Эсту. Холодный ветер продувал её тонкую ночнушку насквозь, время от времени пытаясь то задрать подол, то растрепать волосы. Хотя было и лето, но ночью в таком виде девушке явно было неудобно и... и попросту неловко.

- Ладно, она в принципе уже достаточно намучалась, хватит с неё... - подумал ведьмак, оглядываясь по сторонам. Группу идущих, кажется, никто не преследовал - голоса доносились от таверны, большей частью гневные или удивленные, но не паникующие. Так что пока за ними никто не собирался гнаться или еще как-то суетиться. Решившись, Варрен остановил Лиса словами:
- Подержи-ка девочку, на пару минут...

- Держу, держу, хорошо хоть она не слишком тяжелая. - аккуратно перехватил её напарник.

Отдав легонькую добычу, ведьмак освободившимися руками снял с нее оружейный пояс, сумку и все прочее, что могло быть использовано как оружие. Всё это он быстро рассовал по карманам, оружейный пояс повесил на руку, а сумку продемонтрировал Лису:
- Похоже, здесь, но проверим где-то в месте поспокойнее... Сейчас, еще минуту...

Расстегнув ремень перевязи для меча, ведьмак вытащил его из креплений на ножнах, и несколькими оборотами стянул вместе локти Ирбиса перед ней, чтоб помешать ей шевелить руками. Затем стянул куртку и, оставшись в льняной грубой рубахе, протянул куртку Эсте:
- Прикройся, а то и так все взгляды района притягиваешь... Лишнего внимания с тебя хватит.
Дождавшись, чтоб девушка забрала куртку, Варрен взял ножны, оставшиеся без ремня, подмышку, и принял девушку обратно на руки:
- Всё, можем идти. И лучше быстро, время идет, ночь на исходе... - и, подавая пример, бодро зашагал вперёд.

0

106

Шум у таверны продолжался, определенно, прибежавшие на крики теперь вышибали все запертые двери, проверяя, нет ли где пламени, и пока ничего не находили. Тойб и Агрис еще не пришли в себя, чтоб подниматьтревогу по поводу действий Лиса, а Фальция была на грани истерики, и ничего конкретного объяснить пока тоже не могла.

Дыма от горящего одеяла на втором этаже было солидно, но все же не так много, чтоб кто-то надышался им насмерть - максимум до сильнейшей головной боли. И учитывая, что это одеяло выпало в окно вместе с пока не пришедшим в себя Агрисом, некоторые полагали, что одеяло - случайно или намеренно - поджег он. Другие им возражали, так как Агриса по голосу кое-кто узнал, и было ясно, что тревогу поднял именно он. Третьи не утруждали себя изучением причин произошедшего, а рыскали по этажам в поисках очагов возгорания или якобы в поисках, попутно присваивая то, что плохо лежит и являет собой хоть небольшую ценность.

Уходящим Лису, Эсте и Варрену было слышно, как по другой улице к таверне подскакало несколько конных, по ввсей видимости, стража. Но чтоб обратиться к ним, пришлось бы перекричать толпу или вернуться назад, чего ни один из них не сделал...

__________________________________

>>>> Переход в локацию Дом у торговой площади

Отредактировано Master of the Game (05-02-2012 20:15:44)

0

107

Улицы и переулки

Сказать, что это место было дырой – значит скромно промолчать. Маленький, грязный, вонючий клоповник наполненный соответствующий публикой.
За столиком посредине которого стояла одинокая, сильно коптящая лампа собралась почти вся труппа. Распивающие местный самогон люди были явно подавлены. Это читалось в их движениях, в выражениях их лиц, в сутулых позах.
Хотя брата танцовщицы в труппе недолюбливали, но он всегда был самым веселым и остроумным из них. Настоящей душой любой компании.
Уставшая и обессилившая девушка спала у Яна на плече, а остальные пытались выяснить, кому было выгодно убивать танцора. Надо сказать, что благодаря скверному характеру врагов у парня было немало. Вот только кто?
Были выдвинуты самые разнообразные гипотезы и предположения от самых невероятных, до вполне обыденных.
- На него напал зверь! Дикий зверь! – пробормотал один.
- Зверь? – усмехнулся другой, - в центре города?
- Ну да, - удивился силач с простодушным лицом, - а что?
Большинство просто усмехнулось в ответ.
Сделав большой глоток местного пойла, молодой человек не отрываясь смотрел на пламя лампы.
- А ты что думаешь Ян?
- Я?
Юноша опустил глаза, изучая грязный стол.
- Во тьме безутешной — блистающий праздник,
Огнями волшебный театр озарен;
Сидят серафимы, в покровах, и плачут,
И каждый печалью глубокой смущен.

Пробормотал он не поднимая глаз.
- Что ты там бормочешь?
- Да так, - юноша передернул плечами чуть не разбудив девушку. – Ничего. Равным счетом ничего.

Отредактировано Ян (28-05-2013 18:03:57)

0

108

=====> Улицы и переулки

С трущобами и криминальными районами у Эмиля всегда были особые отношения. Будучи человеком, он таких мест остерегался, предпочитая посещать их только на пару с кем-либо, например с юным каменщиком, окончившим жизнь на заднем дворе подобного заведения. После обращения ситуация резко изменилась - когда можешь себя защитить, то "трущобы" громкий звук, не более. В сети перепутанных грязных улиц и ветхих домишек никто никого не ищет. Даже если стража каждый вечер совершает обход, даже если убивают отнюдь не бедного человека. По факту ничего не происходит, ведь убивать в таких районах может кто угодно: испугавшийся воришка, обезумевший бедняк, наёмник, кредитор, пьяница...Вампир. В местных забегаловках хватает сумасшедших, а нищие так и норовят найти себе жертву, при этом избежав лап (или клыков) более сильных "конкурентов".
"Нищета делает чрезвычайно наблюдательным. Чтобы выжить одних острых глаз недостаточно." - да, его тут часто видели. Выглядеть грязным и оборванным у вампира не получалось, зато усталым и потрёпанным он прикидывался довольно часто. С неослабевающим артистизмом разыгрывал бедного художника, перебивающегося случайными заработками и от "хорошей жизни" развлекающим почтенную публику песнями, балладами и чтением наизусть разнообразных историй и поэм. В таком виде таверну Эмиль посещал впервые. В конце концов, прошло два года, за это время можно (якобы) заработать приличные деньги и придти "отдать дань" бывшему пристанищу.
- На него напал зверь! Дикий зверь!
- Зверь? В центре города?

"Не такой уж страшный был труп. Не сопротивлялся бы - умер красавцем. Интересно, девушку бы утешил тот факт, что практически все мои жертвы после смерти склонны ходить за мной весёлым балаганом? Я меняю имена, я не вижу их, и мы сосуществуем, разделённые жирной и одновременной эфемерной чертой бытия и небытия." - он прошёл дальше, на ходу снимая с себя капюшон. В полумраке призрачно блеснули кольца на длинных пальцах и нехорошо "засветился" кинжал.
- Эй, хозяин, давно не виделись. - художник избавился от плаща, изящным жестом перекинув его поперёк высокого стола. Тень за "стойкой" не обратила него ни малейшего внимания. В своих попытках добиться сколь-нибудь сносного света от чахлой лучины, тень не видела ничего.
- Явился. Опять песни петь будешь? - голос возник из ниоткуда, будто никому и не принадлежал.
- Появились деньги, вот и явился. - он безразлично пожал плечами. - Песни? Навряд ли. На ночь положено рассказывать страшные истории. Вот только про кого? -слабого огонька хватало только на то, чтобы осветить бледные руки и тяжёлый перстень с красным сердоликом.
- Это ты, что ль, рассказывать будешь? - "чем хороша местная публика, так это тем, что истории для них не развлечение, а возможность окунуться в другой мир, уйти от проблем."
- Про упырей давай! Они, говорят, по ночам ходют и людей жрут.
- Как есть жрут!
- вампир с трудом удержался от широкой понимающей улыбки.
"Про упырей, так про упырей." - бледные руки в кольцах растворились в полумраке, оставляя огонёк светить в одиночестве.

Над башней замка полночь глуха
И совиный стон разбудил петуха.
Ту-ху! Ту-уит!
И снова пенье петуха,
Как сонно он кричит!

Сэр Леолайн, знатный барон,
Старую  суку  имеет   он.
Из своей конуры меж скал и кустов
Она отвечает бою часов,
Четыре четверти, полный час,
Она завывает шестнадцать раз.
Говорят, что саван видит она,
В котором леди погребена.
- для уставшего художника у него слишком приятный и хорошо поставленный голос. Помнится, лет эдак триста назад, когда не было ни Торгового тракта, ни таверны на перекрёстке дорог, ни кого-либо из присутствующих, они с одним балбесом колесили по городам и весям, зарабатывая на жизнь таким вот нехитрым ремеслом.

Ночь холодна ли и  темна?
Ночь холодна, но не темна!
Серая туча в небе висит,
Но небосвод сквозь нее сквозит.

Хотя полнолунье,  но  луна
Мала за тучей и темна.
Ночь холодна, сер небосвод,
Еще через месяц - маю черед,
Так медленно весна идет.

Кто леди Кристабель милей?
Ее отец так нежен с ней!
Куда же она так поздно идет
Вдали от замковых ворот?
Всю ночь вчера средь грез ночных
Ей снился рыцарь, ее жених,
И хочет она в лесу ночном,
В разлуке с ним, помолиться о нем.

Отредактировано Эмиль Рэмо (28-05-2013 23:26:56)

0

109

- Отойдем за другой столик дорогая, - сказал Ян, разбудив девушку. – Нам нужно поговорить.
- Прямо сейчас? – сонно спросила она, норовя снова устроить свою голову на его плече. Ведь там так тепло и уютно.
- Да, сейчас.
Юноша уже давно заметил Эмиля (тюрьма и сума прекрасно развивают боковое зрение) но ничем не показал этого, предлагая вампиру первому подойти к нему.
Они поднялись и неторопливо перешли за свободный столик поновее и почище.
- Что ты будешь делать дальше? Сейчас, когда его нет.
- Танцевать. А что мне еще остается? – Грустно улыбнулась темноволосая девушка, в ярко-алом платье, невыносимо ярко выделяющемся среди этой всеобщей серости. Она улыбается безмолвно, но при этом многозначно и многословно. Прекрасная роза, чьи лепестки уже начали увядать.
- Ты могла бы выйти замуж.
- А ты делаешь мне предложение?
- Нет, но… Но почему ты смеешься?! – Ян удивлен. Он удивлен столь искренне, что даже не считает должным скрывать этого.
- Прости. – На полных, чувственных губах застывает улыбка, а нее нежная рука легко ложиться ему на лицо. Кожа скользит по коже, порождая сотню воспоминаний, оставляя мимолетное желание поцеловать чужие пальцы.  – Прости. Я смеюсь не над тобой. Просто со дня нашей встречи ты впервые обратился ко мне на – «ты».
- Вот как? – Ян ловит себя на мысли, что тоже улыбается.
Девушка убирает руку, и Ян чуть подается, вперед целуя ее.
- И о горе твоем не узнает толпа. Улыбнись! Твоих слез не увидит чужой.
Он целует ее, но в его поцелуи нет страсти. В нем даже нет ни намека на страсть. Несмотря на то, что Ян кончиком своего языка собирает ее уже почти успевшие высохнуть слезы, этот поцелуй по-братски невинен.
- Я останусь с тобой.
«Я останусь с тобой, пока ты не скопишь достаточно денег чтобы покончить со всем этим, или пока не появится кто-то другой кто завоюет твое сердце».
- И о горе твоем не узнает толпа. Улыбнись! Твоих слез не увидит чужой. Ведь улыбку твою бесконечно любя, буду верен тебе, буду рядом с тобой!

0

110

Взгляни же:  леди  Кристабель
Покидает медленно свое забытье,
Она подымается, опираясь на постель,
Грустен и томен вид ее.
Веки смыкаются и слез волна
Сквозь густые  ресницы бежит, блестя,
И улыбается в то же время она,
Как при внезапном свете дитя.
Она улыбается и плачет - да,
Как  юная  отшельница  в  лесной  тишине,
Прекрасная отшельница, что всегда
Твердит молитву наяву и во сне...
- история несчастной леди неторопливо идёт к своему завершению. Пожалуй, ему нравится тот вид транса, в который рифмованные строчки порой загоняют аудиторию. Нищие готовы видеть, слушать и внимать. Оказавшись на грани бедности или на грани величайшего горя, они вдруг улавливают смысл сказанного, который не прикрыть никакими словами.
- Дикий зверь, го-во-ршь?! А упа...упо...упы-рь не того-этого? Рана...на шее. - его немилосердным образом прервали. Видимо, комедианты, пока чтец развлекал публику, умудрились допиться до практически невменяемого состояния.
"Никогда не пробовал местных напитков, хвала богам. Сильно их, однако, развезло."
- Ты мне не ве-ри-шь чтоли?! - кажется, пьяная кабачная драка началась именно с этих слов. Эмиль, не будь дураком, быстро ретировался в "безопасную зону" и с вежливым видом потеснил ещё относительно трезвых парня и девушку за столиком.
- Простите, миледи. Я видел много здешних потасовок, и по опыту знаю, что мои попытки разнять дерущихся не увенчаются успехом. - учтивый кивок. - Милорд. - не менее учтивый кивок и те же мерцающие зелёные глаза.
"Сидеть между прекрасной девой и тем, кто убил того, кого она оплакивает - занимательный опыт, не правда ли?" - смущение и настороженность девушки можно ощутить кожей. Несколько часов назад она смотрела на труп, а сейчас в грязной таверне ей вдруг явился принц с потёртых картинок. Конечно же, это слишком хорошо, чтобы быть правдой. У женщин с интуицией вообще лучше, чем у мужчин.
"Ты знаешь, кто убил и знаешь, что соврал мне тогда и сейчас врёшь ей. Неужели не хочется облегчить совесть? Она потеряла брата, но его замена ей ни к чему. По давней традиции женщину защищает брат или муж. Говорил, что моё желание ухаживать за жертвами - отвратительно, а сам? Путешествовать в этих аляповатых тряпках с уставшими стареющими женщинами и пьяными комедиантами, да неужели?" - девушка встала.
- Я уверен, что Вы их неоднократно вытаскивали из подобных передряг, но Вы можете пострадать. Не ходите, миледи. - в ответ раздалось только задорное фырканье. Ей не впервой это делать, наверное, она даже получала травмы в  стычках.
- На случай, если надоест тратить на такую вот ерунду жизнь. - он аккуратно снял одно из своих колец и протянул танцовщице. - За него любой ювелир перегрызёт конкурентам глотку. - его подарок приняли с опаской, однако всё-таки приняли. Красавица ушла разнимать сослуживцев, пока не вмешались местные.
- Честного не жди слова - я тебя предам снова. - философски изрёк вампир, откинувшись на стуле.
- Ей грустно, но понимает она больше твоего. - художник переплёл пальцы и склонил голову набок, наблюдая за творящимся безобразием. Красавицы нигде не было видно.

0

111

Ему не нравится целовать ее. Впервые в жизни Яну не нравится целовать ее.
«Эти поцелуи горькие и соленые на вкус. Это, наверное, из-за слез». – Думает молодой человек.
Появление Эмиля прерывает их. «Вы некстати. Впрочем, как всегда».
Несколько секунд он провожает женщину, взглядом игнорируя вампира. Ян прекрасно знает, что с ней ничего не случиться. Рука у танцовщицы крепкая, да и нога тоже… он сам – профессиональный киллер, а пару раз от нее под стол прятался!
Затем взгляд молодого человека переместился на Эмиля. Что он выражал? Ничего. Ровным счетом ничего.
«Ну, допустим, ты убил его. И.... И что? Мне сейчас бежать и звать стражу? Не имея никаких доказательств? Да и зачем? – юноша качает головой. – Зачем? Ее брат… я знал его. Живым он был ничтожеством. Мертвым – просто куском мяса. Не могу поручиться, что через неделю я сам бы не грохнул его».
Ян поднимает кружку, стоявшую на столе, и легким жестом опустошает ее ровно наполовину. Драка начинает разрастаться, она медленно начинает переходить ту грань, когда все еще можно исправить. Когда все еще можно остановить.
«Она не жертва. Ах, Эмиль… в отличие от тебя я не считаю ее жертвой. Я считаю ее Свободной. Наконец-таки свободной.
Может быть, ты хочешь знать, люблю ли я ее? Безусловно – да. Безусловно – нет. Я испытываю к ней… она как мать. Большую часть времени я чувствую к ней то, что чувствовал к своей матери. У меня Эдипов комплекс?
– Ян снова пожимает плечами, - да. Безусловно».
Шум драки становится все громче.
- Нужно это прекратить. И я знаю лишь один приемлемый способ.
Поставив пустую кружку на стол, наемник поднимается одном текуче-плавным, но вместе с тем решительным движением.
Сейчас Ян еще трезв, несмотря на то, что выпил почти чистый спирт. Юноша делает пару шагов в перед и… и начинает петь. Голос привыкший заполнять собою огромную пустоту залов постепенно возвышается над окружающим шумом.

He опасаясь ни лишений,
Ни утомленья, ни тоски,
Они дорогой приключений
Идут, в лохмотьях, но дерзки.

Мудрец казнит их речью ловкой,
Глупец становится в тупик,
Девицы дразнят их издевкой,
Мальчишки кажут им язык.

Конечно, жизнь их ядовита,
Они презренны и смешны,
Они напоминают чьи-то
Во тьме ночной дурные сны.

Гнусят! Над резкою гитарой
Блуждает вольная рука.
В их странных песнях ропот ярый,
По горней родине тоска;

В глазах то плачет, то смеется
Любовь, наскучившая  нам,
К тому, что вечно остается,
К давно почившим и к богам.

- Блуждайте ж, отдыха не зная,
Людьми отвергнутой толпой
У двери замкнутого рая,
Над грозной бездною морской.

С природой люди дружны стали,
Чтобы казнить вас поделом
За то, что, гордые в печали,
Идете с поднятым челом

- Он поет!!! Он поет нашу песню! Он поет НАШУ песню!!! – кричал неровный хор голосов. Драка стихла так же неожиданно, как и началась. Люди готовые за секунду до этого просто поубивать друг друга теперь рыдали друг у друга в пьяных объятьях. Наиболее трезвые из них, те, что еще могли стоять на ногах, подошли к Яну и принялись обнимать и целовать его.
Краем глаза он заметил яркое платье, почти мгновенно затерявшееся в толпе.

0

112

"Опять я чужой на этом празднике жизни." - вампир усмехнулся, продолжая сидеть и наблюдать за новым безобразием.
"Чем бардак всеобщей ненависти хуже бардака всеобщей любви? Столько времени тратить на завоевание своей "свободы", поиски "своего" места в жизни и чего ради? Почти никто из них не может жить без чувства принадлежности, сопричастности чему-то или кому-то. Групповое выражение всеобщей любви растворяет одного во многих, групповое выражение гнева и ненависти - тоже. Так зачем было что-то прекращать?" - художник медленно поднялся и прошёл сквозь пьяных участников всеобщего примирения. Странное дело, но никто его обнять или поцеловать не пытался. Красная юбка в последний раз мелькнула где-то в глубине, далеко-далеко от входа в таверну.
"Чёрный ход? Похвально." - будь у него шанс начать новую жизнь, он бы тоже не стал ввязываться. Видимо, красотку больше ничего не удерживало от того, чтобы не возвращаться в балаган.
"Да, я не из "наших" и не из "ваших". Отойдите. И почему они такие восприимчивые исключительно в нетрезвом виде?" - не скованные приличиями и условностями, люди просто-напросто шарахались от него. Путь к "виновнику торжества" стал значительно легче.
- Пойдём. - очередной желающий обняться вздрогнул и оставил их. - В драке они хотя бы были похожи на себя. Грустно и нелепо. - Эмиль расплылся в широкой улыбке. На идеал доброты и всепрощения он явно не тянул.
- Надеюсь, ты не обидишься, если я тебя обнимать и целовать не буду? Не очень-то хочется получить очередного невротика. Вы боитесь темноты, силы и холода. Они так точно. - ещё одна короткая улыбка.

Проснулся... Был полночный час
На башне часы прозвонили как раз.
Дремота прошла, но во тьме ночной
Непонятный сон все витал надо мной.
- что ж, кому-то достаётся талант к пению, а кому-то к декламации.

0

113

"И почему они поступают так? – подумал Ян, брезгливо отталкивая очередного любителя слюнявого поцелуя. Разговор об уважении и три неизменных С. Слова, слезы, сопли".
Он не любил когда его пытались поцеловать и обнять пьяные товарищи. Не любил с детства. Видимо именно за эту нелюбовь молодой человек и прослыл крайне не компанейской личностью.
"Почему людям так важен физический контакт? Когда я пьян меня никогда не тянет ни на что подобное. Почему? Наверное, со мной что-то не так?"
Ян прекрасно знает, что с ним не так. Он знает это уже давно. Он – индивидуальность. Индивидуалист. Индивидуалист настолько, что ему никогда не почувствовать это единение, эту общность, это соединение, слияние с чем-то большим. Невозможно. Непостижимо. Не дано.
Ян с интересом смотрит на вампира, изучая, как шевелятся губы последнего.
«Зачем?»
Этот вопрос можно задать, а можно не задавать все равно вампир солжет ему, или скажет ту правду, которую видит, которую понимает.
«У каждого из нас своя правда, верно?»
Люди движутся разделяя их. Они задвигают Яна за свои спины. Старый жест, неосознанный.
«Ведь даже если я не один из них, в нас течет одинаково горячая кровь».
Ян не противится этому перемещению. Сначала он оказывается стоящим на стуле, а затем на столе. Наверное, со стороны юноша выглядит глупо, но сейчас он не думает об этом. Опустив глаза он обозревает толпу у своих ног.

С природой люди дружны стали,
Чтобы казнить вас поделом
За то, что, гордые в печали,
Идете с поднятым челом,

И вас, отмщая дерзновенных
Надежд высокомерный  пыл,
Встречает, на пути забвенных,
Природа схваткой грубых сил.

0

114

В игре сейчас начало осени 1384 года

0


Вы здесь » Райолинн » Верс – столица » Таверна в криминальном районе


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC